Главная страница сайта "Мастерская Анны Эрман" Главная страница сайта "Мастерская Анны Эрман"

Elle Декор №2, 2010
Ударная пятилетка

Этот дом обустраивался целых пять лет. «Совсем недавно мне попалась на глаза папка с первыми эскизами, — говорит декоратор Анна Эрман. — Теперь, глядя на яркие диваны и комоды всех цветов радуги, смешно вспоминать, как мы начинали с бежевых стен и спокойной классической мебели».

То, что выдержанный нейтральный интерьер совсем не про этих заказчиков, стало ясно довольно быстро. Ирина и Юрий, молодые и легкие на подъем, к обустройству собственного дома отнеслись уж слишком легко. Сегодня они скрупулезно изучают мебельные каталоги, а завтра, махнув на все рукой, вдруг уезжают путешествовать. «Этот проект — самый долгий в моей практике. Мы начинали его, когда Ирина и Юрий ждали дочку, а закончили — когда ей уже исполнилось пять лет. И все потому, что хозяев просто невозможно было застать в Москве. То они в Европе, то в Южной Америке, — признается Анна. — Поначалу строительство дома было лишь эпизодом в их насыщенной, бурной жизни, и вовсе не самым главным. Единственное, что их интересовало по-настоящему, — это специальный лифт, доставляющий напитки из кухни наверх, в бильярдную. Прочерчивая траекторию движе-ния этого технического чуда через «недра» встроенных шкафов, я удивлялась и злилась — работы непочатый край, все стоит на месте, а они меня мучают каким-то лифтом».

Шли годы. Дочь подрастала. А вялотекущему ремонту не было видно конца. И вдруг во всей этой истории наступил коренной перелом. Ирина, прежде не слишком вникавшая в тонкости проекта, по-настоящему загорелась интерьером. Как будто все это время она дозревала до собственного дома и наконец дозрела. И оказалось, что именно ее энергии и вкуса (она работает в фэшн-индустрии) не хватало, чтобы довести дело до конца. Неожиданно для самой себя она превратилась в страстную собирательницу и завсегдатая мебельных магазинов и блошиных рынков. Они с мужем по-прежнему много путешествовали, но теперь дом «не отпускал» их, заставляя везти светильники, картины и всякие безделушки в каком-то ужасающем количестве. «Этот поток было не остановить, — вспоминает Анна. — Вернувшись из очередной поездки, Ирина позвонила мне и взахлеб начала рассказывать: «У меня столько богатства. Столько богатства теперь!» — словно заморская принцесса, гордящаяся своим приданым», — продолжает Анна. «Богатства» в картонных коробках загромождали гостиную, доверху заполняли шкафы и выглядывали из-под кроватей. Настало время решительных действий.

Папки с эскизами были заброшены. Начался живой процесс — интерьер складывался прямо на глазах. «Мы клеили обои. Потом из закромов Родины извлекался светильник, который как будто специально был куплен под эти обои. Потом комната обрастала под-свечниками, пледами, коврами. Я приходила и только удивлялась, насколько верно Ира «достраивала» картину.

Вообще, это первая в моей практике заказчица, которой можно было по телефону объяснить, как замаскировать радиатор или как развесить картины, не сомневаясь, что все будет выполнено стилистически безупречно. Мы так и общались: я начинала — она подхватывала, она рассказывала — я продолжала. Было безумно интересно. Это с ее легкой руки в интерьере появились яркие диваны, фиолетовые комоды и сумасшедшая бразильская живопись. Я не со всем была согласна, но это была собственная песня Ирины и Юрия, я просто помогала ее петь». И все-таки Анне пришлось однажды воспользоваться своим правом голоса и настоять на белых стенах, против которых заказчики, напитавшиеся южноамериканским солнцем, теперь решительно возражали. «Они бы взорвали интерьер цветом, дай им только волю... — смеется Анна. — Но я не дала!» Дом устроен так, что с лестницы просматриваются все четыре этажа. Мне не хотелось дробить пространство. К тому же я уже не сомневалась, что у Иры с Юрой будет много ярких вещей, которые нужно как-то уравновесить нейтральным фоном».

Работа кипела — складывалось такое ощущение, что заказчики наверстывали время, упущенное за предыдущие несколько лет. Они так вжились в роль хозяев, что за месяц до Нового года объявили Анне, что будут встречать праздник «у себя».

Незаконченный ремонт, нехватка светильников и полное отсутствие посуды их совершенно не смущали. «На мои робкие протесты они решительно заявили, что двадцать человек уже приглашены и отступать некуда. О, мы до сих пор со смехом вспоминаем тот предпраздничный марафон — как спешно что-то докрашивалось, а я объясняла Ире по телефону, какие бокалы, тарелки, скатерти (список можно продолжать бесконечно) нужно купить». Но, конечно, все успеть было невозможно. В разгар веселья хозяева решили впервые разжечь камин и... устроили задымление — они просто не успели разобраться, как он работает. Всей честной компании, которая уютно устроилась около огня, пришлось спешно разгребать угли и, опрокидывая все на своем пути, выносить их на улицу.

В общем, новоселье удалось на славу. А потом началась просто жизнь. Этого дома и в этом доме. «Каждый раз, приходя сюда в гости, я обнаруживаю новые находки — то фотографии, выкопанные из фотобанков, то старинные чемоданы, найденные на блошиных рынках. Против «захламления» пространства я совершенно не возражаю. Это здорово, когда вещей много — на каждый сезон и на любое настроение. Благо «запасники» позволяют — в доме огромное количество встроенных шкафов. Меняй экспозицию хоть каждый месяц. Главное, что теперь я уверена: мои заказчики сумеют сделать интерьер таким же веселым и легким, как они сами».